байки о писателях
ТОП

15 мифов о писательстве.

Труд писателя — это очень туманная область. Люди не понимают писателей и их деятельность, и отсюда возникает множество мифов и баек о писательстве:

1. Писательская слава – очень приятная штука.

Если ваша книга станет бестселлером, то первое, с чем вы столкнетесь – это массовое неприятие. Журналисты, коллеги, знакомые будут недоумевать, как вам это удалось, откуда у вас связи и кому вы дали взятку. Люди не любят тех, кто высовывается.

У вас появятся личные хэйтеры, которые будут выискивать ваши огрехи и выставлять их на всеобщее обозрение.

Вы постоянно будете задавать себе вопрос: «А что, если моя следующая книга будет продаваться хуже предыдущей?»

Однако у писательской славы есть два больших плюса: восторженные читательские отзывы и неплохие заработки.

2. Культура канула в лету: писатели уже не те.

Так рассуждают те, кто никогда не изучал историю культуры и литературы. Бездарные книги издавались всегда. Любой виток в литературе принято оценивать по произведениям классиков, но наряду с ними печатались такие произведения, которые современный читатель даже в руки не возьмет. И таких книг всегда было большинство, а в веках остаются лишь единицы.

На книжном рынке, как и везде, происходит отсев: авторы присылают рукописи, редактор оценивает их. Что-то печатается, что-то удачно расходится. Издатели издают то, что покупается. Можно сколько угодно рекламировать книгу, но если она не соответствует потребностям людей, ее никто не купит.

3. Все хорошие книги уже изданы. Ничего нового придумать нельзя.

Однако все рекордные тиражи принадлежат Роулинг, Толкиену и Мартину. Почему никто не рвется прочесть «Песнь о вещем Олеге», «Плач Ярославны» и «Илиаду»? Там же уже обо всём сказано, все темы и карты раскрыты.

Но современные читатели почеу-то скупают «50 оттенков серого», а не «120 дней Содома». Хотя книжки-то об одном и том же. Правда в том, что чувства, стремления, инстинкты человека остались такими же, как и во времена Гомера. Но вот нравы, культура, темп жизни, технологии с тех пор изменились и продолжают меняться. Ценится не просто хорошая книга, а актуальная. Та, которая говорит о вечных человеческих проблемах, но при этом отражает текущую реальность.

4. Гении пишут набело.

Что нам показывают в кинолентах про труды писателя? Герой, озаренный вдохновением, запирается в комнате и начинает судорожно стучать по клавишам. Листки с творением аккуратно ложатся друг на друга – без единой помарки, исправлений и ошибок. Автор без передышки печатает свой талмуд и завершает его через пару-тройку дней. Торжественно откидываясь в кресле, закуривает и ставит точку в эпилоге. «Вау!», — думает зритель. «Вот это да!»

Разрыв шаблона: никто и никогда так не пишет книги.

Гениальный текст редактируется сотни раз, прежде чем стать таковым. Хороший редактируется раз пятьдесят. Плохенький – раз десять. Отстойный текст является таковым потому, что над ним не работали вовсе. Все гении (писатели, учёные, спортсмены, художники, музыканты) прославившиеся навечно, пахали как каторжные. А не так, что проснулся одним погожим днем и набело выдал миру шедевр.

5. Художник должен быть голодным.

Вы правда в это верите? Попробуйте-ка на голодный желудок сосредоточиться на чем-то действительно важном. Получилось?

6. Современная литература –убожество. Нужно подражать исключительно классикам.

Это рефлекс Земмельвайса (отторжение нововведений, которые противоречат устоявшимся нормам). Доктор Земмельвайс был первым, кто обнаружил взаимосвязь между больничной смертностью и грязными руками врачей. За свои еретические попытки заставить человечество мыть руки он подвергся гонениям и жестокой расправе.

Если бы в свое время писатели-классики следовали высокому стилю тогдашних классиков, то было бы два Жуковских. И ни одного Пушкина.

7. Если хочешь, чтобы тебя опубликовали, пиши эпичный талмуд.

Все начинающие авторы грешат этим. Им кажется, что нужно непременно создать громадное гениальное произведение. Однако необходимых навыков для работы с объемными текстами у них еще нет. В результате образуются совершенно невообразимые словесные конструкции, что делает рукопись нечитабельной.

Новичку наоборот будет легче пробиться с книгой, написанной в развлекательном жанре.

8. Мне интересно то, о чем я пишу, значит, меня точно опубликуют.

Мало кто из новичков задумывается об ответе на вопрос: «Что моя книга сможет дать читателю?» В большинстве текстов проглядывается только одно: желание автора выплеснуть эмоции на бумагу.

Еще один распространенный вариант – описание своих страданий. В редакции десятками приходят рукописи о болезнях, разорении, тюрьмах и т.п. Автор жалуется на судьбу и хочет, чтобы ему посочувствовали. В результате к его бедам добавляется еще одна: отказ издательства.

9. Страх чистого листа.

Знакомая всем картинка из кинолент: творец сидит за столом, смотрит на белый лист и не может выдавить из себя ни строчки. Зритель внемлет: «Ага, творческий кризис!».

Разрыв шаблона: мучения автора начинаются задолго до. При этом он не бродит по дому, рассеянно ища музу. Он моет посуду, бегает по магазинам, пашет на основной работе. А в голове параллельно кипят творческие процессы.

Но настоящая страда начинается после того, как всё уже написано. Едва поставлена последняя точка, писатель понимает: впереди самое страшное – редактура. Именно она отнимает 80% времени работы над произведением. Именно и есть ад для писателей.

10. Издатели не читают рукописи, приходящие самотеком, а пробиться в печать можно только по знакомству.

Конечно, пробиться по знакомству значительно легче, но если бы издатели не читали самотек, ничего бы и не публиковалось. Текучка писателей в книжном бизнесе очень велика: на смену одним авторам приходят другие, и большинство новых произведений находятся как раз среди книг, присланных на общий почтовый ящик издательства.

11. В рекламу моей книги вложится издательство. Они же в этом заинтересованы.

У издателей не хватит денег, чтобы рекламировать всех авторов. На самом деле никто не знает наверняка, какая книга выстрелит, а какую постигнет неудача.

12. Если я расскажу редактору, как долго я работал над рукописью, это поможет произвести благоприятное впечатление.

Количество затраченного времени не равно качеству. Более того, если вы долго мусолите книгу, это говорит о том, что у вас нет опыта быстрого и качественного написания книг, а это важно, если вы хотите создать серию.

13. На запятые и мелкие речевые ошибки можно не обращать внимания: если что, в редакции поправят.

Поправят, если ваша тема – это гарантированный бестселлер (именно тема, а не сюжет и стиль изложения). А если вы делаете ставку на что-то другое и при этом допускаете много погрешностей, книга полетит в мусорную корзину.

14. Издатели страшно наживаются на левых тиражах и не платят авторам их законных гонораров.

Эта легенда особо популярна среди начинающих авторов, которые не понимают, почему они так мало зарабатывают.

Разрыв шаблона: левые тиражи еще надо заслужить. В обход автора печатают только мега бестселлеры. Половину книг, издающихся в России, в принципе невозможно продать, и никто не будет переиздавать то, что и так в избытке.

Левые тиражи печатаются на провинциальных полиграфических комбинатах. Делается точная копия (со всеми исходниками, включая название типографии и номер заказа). Если нет очевидного производственного брака, то отличить оригинал от подделки сможет только эксперт.

На местах имеется сеть распространителей. По документам они покупают две книги, изданные в законном порядке, а к ним прибавляют ещё восемь контрафактных экземпляров по цене значительно дешевле оригинала.

Бизнес этот существует давно, и нередко крышуют его именно местные власти («наша милиция не будет вас обижать, а вы нам сделаете агитационные материалы к выборам»). При этом официально такой комбинат не печатает ничего, кроме местной газеты и бланков счетов-фактур.

15.Нон-фикшн – это правдивый роман, а мейнстрим – модная литература, которую читают все обыватели.

Нон-фикшн – это нехудожественная литература: книги, в которых отсутствует придуманный сюжет и придуманные герои (обучающие книги, книги по психологии, кулинарии, бизнесу и т.д.).

Мейнстрим – это художественное произведение, в котором главную роль играет нравственное развитие героев.

Англоязычные слова «nonfiction» и «mainstream» многие переводят буквально, забывая о том, что у каждого понятия в издательском бизнесе есть свой смысл и своя история. Термин «mainstream» пришел из США. Так называли произведения, которые брали в печать ведущие американские журналы начала 20-го века.

Leave a Reply